По сути: на бывшего руководителя должника, воспользовавшегося «альтернативной ликвидацией» и сменой директора на номинального, возложили обязанность по уплате долгов юридического лица (суд привлек руководителя к субсидиарной ответственности).

Выдержки:

«…Давая оценку обстоятельствам совершения Степановой Н.В. действий, направленных на прекращение статуса участника и смену единоличного исполнительного органа должника Степанова Л.А. — оформление и подписание корпоративных документов и договора купли-продажи без другой стороны, отсутствие знакомства, предварительного обсуждения и каких-либо связей с покупателем уставного капитала общества, неполучение материального эквивалента за отчужденную долю, — что не соответствует обычаям делового оборота и правилам делового обыкновения, суд приходит к выводу, что привлекаемое лицо сознавало характер своих действий, направленных на прекращение юридической связи с должником в обход норм статей 61-65 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 1 статьи 10 Закона о банкротстве, предвидело и хотя не желало, но сознательно допускало возможность наступления последствий в виде банкротства юридического лица

<…>

Однако, вопреки рассуждениям привлекаемого лица, основания субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц не ограничены только фактами совершения убыточных сделок. Под угрозу привлечения к этого рода ответственности подпадают и иные действия учредителей, приводящие к банкротству, в частности: вывод активов, лишение хозяйственного общества экономического содержания и оставление юридического лица в форме корпоративной оболочки на произвол судьбы

<…>

Будучи участником общества с долей в размере 50% уставного капитала Степанова Н.В. имела возможность и фактически определяла поведение общества. Поскольку действия привлекаемого лица, выразившиеся в отчуждении доли в уставном капитале общества подставному лицу и назначении последнего единоличным исполнительным органом, привели к утрате документации и материальных ценностей, прекращению финансово-хозяйственной деятельности общества, росту кредиторской задолженности, суд признает, что несостоятельность (банкротство) ООО «РАКУРС» наступила по вине Степановой Н.В. и последняя подлежит ответственности по основанию, предусмотренному пунктом 4 статьи 10 Закона о банкротстве «.

Подробнее: ОПРЕДЕЛЕНИЕ  о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующего должника лица Арбитражного суда города Санкт-Петербурга по делу № А56-41166/2010-з.6 от 19 февраля 2013 года (PDF).